Телефон +7 903 546 67 71
Skype ocreator
E-mail podgorn@inbox.ru
Маркетинг-эксперт Ольга Подгорная

Консультант по маркетингу, маркетинговым коммуникациям

Генератор. Внедритель. Обучатель.

Стихотворения. Личное.

***

Жить – лишь однажды, а я не живу.

В реках прохожих куда-то плыву,

Толпы попутчиков трутся о плечи,

Ввысь поднимает поток человечий.


Неуправляемо, резко, стремительно

Реки несут к водопадам губительным.

Время моё, ты стекаешь бездарно

К пропасти струями дат календарных.


Кто там, по берегу? Мама и дети,

Секс, путешествия, песни о лете,

Лес и гитара, друзья, настроения,

Книги и ноты, стихи, вдохновение…


Берегом важное, нужное мчится.

Не успеваю рассматривать лица,

Не успеваю любить, ошибаться,

Ждать, хохотать, презирать, восхищаться…


Воспоминаний по берегу - поросли…

Как зацепиться на бешеной скорости?

Как из потока мне вырваться прытко

Или безумна такая попытка?


Может, на береге жить буду впроголодь?

Может быть, невозвратимая молодость

Кажется счастьем, а жизнь настоящая

Там, в сумасшедшем потоке бурлящем?


Может, попробовать, выпрыгнуть, броситься?

Я не решаюсь, а время уносится…



Размышления о дружбе

Знаете, друг – это странное слово.

С возрастом будто меняет значенье.

Нет, лишь оттенок, но та же основа…

Я вам представлю свои наблюденья.


Вот мне лет пять. У дверей магазина

Жду я на улице маму. Скучаю.

Где-то поблизости, ротик разинув,

Ходит девчонка. Меня замечает.


«Будем дружить?», - говорит? Я киваю.

И не спросив, как зовут компаньонку,

Через минуту мы вместе играем.

Мамы вернулись – расстались девчонки.


Вот мне лет девять. Смеемся задорно

С другом над нашей идеею гадкой.

Как это славно – швырять помидоры

Прямо в прохожих с балкона украдкой.


Лет через пять. У доски погибаю,

К двойке шагаю дорогою верною.

Друг тихо шепчет, а я повторяю.

Вот настоящая дружба, наверное.


Нам по шестнадцать. Орем под гитару,

Стайкой большой облепили скамейку.

После бежим по ночным тротуарам,

Пыжится тщетно свисток милицейский.


Кто-то попался, но знаем - не выдаст,

Хоть и получит от строгих родителей.

Он же товарищ, он друг, а не гнида:

«Не было рядом других нарушителей!»


Двадцать один. И разбитое сердце.

Острое лезвие вены боится.

Голос подруги в мажорную терцию:

«Тише, подружка… Не надо, сестрица!»


Тридцать. Ребенку пять лет. На работу

Нужно бежать, а оставить-то не с кем.

Выручишь, солнце? Прости за заботы!

Машет подруга: конечно же, дескать.


Вот нам по сорок. Все реже и реже

Видим друзей. Что уж там – бытовуха!

Радость с морщинками, и неизбежный

Волос серебряный прячем за ухом.


А по ночам я тебя обнимаю,

Друг мой надежный, а может – единственный?

Дружба… Я снова тебя постигаю,

Слова несметного смысл таинственный…



***


О, тайны человеческой души –

В вас тайны человеческого рока,

И все – от совершенства до порока

Приводит нас к стенаниям в тиши.


Один – мудрец, над книгою склоняясь,

Проводит он часы, и дни, и ночи,

В них ищет счастья, не жалея очи,

И гибнет, с одиночеством смиряясь.


Другой – гуляка, шут и балагур,

Любимец женщин, баловень фортуны.

В беседке тихой – не в притонах шумных

Его находит озорник Амур.


Но с отвращеньем, словно от сатира,

Отводит нимфа чистые глаза…

И вот уж одиночества слеза

Слетает с век всеобщего кумира.


А третий строг, умен и справедлив,

Рукой господней властью наделенный,

И всяк пред ним коленопреклоненный,

Я всяк пред ним любезен и учтив.


Но знает он, что лишь покинет трон –

Растоптан вмиг любезниками будет,

И лишь слеза его с рассветом будит,

И лишь молчанью доверяет он.


Четвертый добродушен и открыт,

Любому рад помочь без промедленья,

Но, совести оставив угрызенья,

Любой на нем пиявкою висит.


Никто из них, случись вдруг с ним несчастье,

Не распахнет ни сердца, ни ларца,

И всяк оставит доброго глупца

Сражаться в одиночестве с ненастьем.


О, тайны человеческой души –

В вас тайны человеческого рока,

И все – от совершенства до порока

Приводит нас к стенаниям в тиши.



ОЧЕНЬ ГРУСТНО О БЕЗВОЗВРАТНО УТЕРЯННОЙ

(шуточное стихотворение)


Я тебя потерял прошлым летом.

Ты исчезла, ты канула в лету.

Ах, тебя отыскать невозможно –

Ты исчезла в пыли придорожной.


Как любил я тебя, дорогая,

Перламутровая, голубая,

С окантовочкой белой по краю –

Не такая, как все! Не такая!


Я пришил тебя нитью из шелка

Проржавевшей, тупою иголкой.

За пиджак мой ты крепко держалась –

Ты такою надежной казалась.


Ты все видела, тайны все знала,

Ты всех женщин моих ощущала,

И сквозь дырочки кантом наружу

Ты смотрела мне в самую душу!


Средь твоих одноликих сестричек

Я ласкал лишь тебя по привычке,

Теребил тебя нервной рукою

И не часто был нежен с тобою.


Да, не вынесла ты испытаний!

В ходе бурных, нелепых терзаний

Перетерся, вдоль ножки обвитый,

Шелк надежной связующей нити.


Я тебя потерял прошлым летом.

Ты пропала, ты канула в лету.

Мне тебя не заменит другая –

Ни узорная, ни золотая.


Я не франт и не лондонский денди:

Загоню я пиджак в секенд-хэнде,

И чтоб не было более больно мне…

Я куплю себе куртку на молнии!



***

Как подобрать к мелодии любви

Слова – не оскорбив, не приукрасив?

Души испить, души не отравив,

Любить, любови нежной не истратив?


Как солнцем стать, тебя не ослепив?

Как небо развернуть над головою,

Чтоб, ни одной звезды не уронив,

Остаться здесь единственной звездою?


Как вызвать шторм, корабль не погубив,

И, ветром алый парус наполняя,

Забыть о смерти, смерти не забыв,

Забыть о риске, риск обожествляя?


Иконой стать, икон не прогневив?

Прощать тебя, себе грехи прощая?

Как быть святой, покров с груди спустив,

И телом жарким в страсти утопая?


Как не любить, твою любовь познав?

И сильной быть, не став неукротимой?

Своей свободы как не потеряв,

Тебе быть каждый миг необходимой?


И лишь в глаза бездонные взглянув,

Я прогоню сомнений дух тревожный –

К твоей груди, усталою, прильнув,

Забудусь… чтоб любить неосторожно.




***

Боготворю тебя, небесное созданье!

Твой чистый дух, и ясные глаза,

И отягченное любовию страданье,

И опьяненное любовию сознанье -

В тебе все чисто, как твоя слеза...


Любить тебя, как Бога, я сумею -

Ты робким взглядом лишь окинь меня!

Я, как последний вздох, в огне твоем сотлею,

Но выйду из костра я, превратившись в фею

И околдую ласкою тебя...


Мой юный Бог, когда еще нежнее

Моя любила страстная душа?!

Когда, при звуке голоса бледнея,

И все же, так скрывать себя умея,

Любила я, едва-едва дыша?!


Боготворю тебя, небесное созданье!

Твой чистый дух, и ясные глаза,

И отягченное любовию страданье,

И опьяненное любовию сознанье -

В тебе все чисто, как твоя слеза...



***

Непредсказуема, дерзка, нетерпелива,

Опасна крутизною виражей,

Ты, как дитя - резка и шаловлива

И не подвластна сказкам ворожей,

Ты не красавица, и как порой глупа ты,

О, обстоятельств верная раба!

Но все же ты до боли дорога мне,

Капризная, жестокая судьба...



Рождество

Рождество пушистым снегом

Скоро сядет на карниз

И метель сердитым дедом

Его махом сдует вниз.

Всё летят-летят снежинки,

Всё бегут-бегут года…

Скоро ль мне мои морщинки

Скажут, что немолода?

Вот бы каждою зимою

Вопреки веленью звёзд

Всё весёлой, молодою

Вновь рождаться, как Христос!



Маркетинговым исследованиям посвящается...

Знала я, да ведала ли это я…

Поручили мне исследования:

Почему коровы плохо доятся?

Как бы нам с надоями удвоиться?

Дело здесь не грубое – пикантное.

«Ты, Буренка, вроде, релевантная.

Поклянись священною коровою,

Что ответы выдашь мне толковые.

Что ж, Буренка, молоко не доится?

Ведь начальство сильно беспокоится».

«Так тянул бы кто меня за вымечко,

Называл Буренкою, по имечку.

Маркетолог, говоришь? Надой исследуешь?

О моих проблемах ты не ведаешь.

Молоко, боюсь, ударит в голову.

А доярка – с похмела тяжелого.

А скажи, доярка коль под градусом,

Как надой распределить по Гауссу?

Дать бы статистической погрешностью

По ее, доярки, пьяной внешности!»

И пошла с ответом я к начальнице,

Мол, чего грустить, чего печалиться?

Протяни доярки руку верную -

Будут литражи неимоверные!

Но тяжел с похмелья взгляд начальницы

И тяжел подъем доярской задницы.

Тычет в нос бумажкой замусоленной…

Вот за что, скажите, я уволена?